Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

Category:

Хороший рассказ к хорошему дню: Смирнов, "Над океаном"

Поскольку я очень мало разбираюсь в космонавтике, просто хочу сказать спасибо всем причастным к сегодняшнему событию.

Рассказав о не просто хорошем, а очень хорошем сборнике. Увы, в позднесоветское время книги об авиации - большая редкость, тем более - настолько качественные. Одно описание дозаправки в воздухе чего стоит - читаешь и сам волнуешься. Больше того, автор даже упоминает некоторые технические детали :) - как современных самолетов, так и самолетов времен войны. Попробуйте угадать "главного героя" (то бишь самолет, на котором он летал):

"И будет играть с пятилетними Максимкой и Викой, а жена, готовя ужин, радостно будет рассказывать о какой-то покупке, о том, чью жену видела сегодня, и как всю ночь шел дождь, и о вчерашнем телефильме, — а он, возясь на полу с игрушечной железной дорогой, ничего не расскажет о ехидно ухмыляющемся наглом парне, который весело-похабно жестикулировал из кабины «Томкэта», о том, как, подмигивая, парень тыкал пальцем за борт своего истребителя, показывая подвешенные под крылом матово-белые, с красными поясками стрелы ракет класса «воздух — воздух», приготовленные для Шемякина; и не расскажет о том,

как загорелого сменили двое ухарей из авианосной группы, которые, резвясь, с сумасшедшей лихостью носились на «Хорнетах» вокруг советского воздушного корабля (да-да, советского! А что делать? Что ж делать-то, когда над всей Европой, над Индийским, Атлантическим, Тихим океанами, над всеми континентами и морями плывут, гудят, коптят небо угрюмые гигантские Б-52 — а Максимкам, миллионам Максимок все-таки надо, черт подери, играть со своими паровозиками! Надо — разве нет?). «Хорнеты» носились так, что тяжелую машину швыряло в спутных струях и штурвал вышибало из рук, потом этих безнаказанных, а потому лихих летунов сменил солидный четырехмоторный Локхид П-3 «Орион», разведчик-профессионал, и два часа летел рядом, зудел, чего-то там бормотал, сообщал, ныл, хихикал, интересовался, посмеивался, опять сообщал и опять интересовался на недурном русском языке — дружелюбно-насмешливый приятель; а он, советский летчик, молчал, ничего не видел и не слышал (к сожалению, только в кино можно отвечать этим «приятелям» — чтоб зрителя побаловать, в действительности же — нельзя! Нельзя, ибо именно для того, чтоб услыхать хотя бы голос, и задаются эти невинные вопросы); не расскажет он ничего и никому, потому что не надо этого знать ни славной, желанной жене, ни славному, серьезному Максимке; каждый в этом замечательном мире делает свое дело, во имя которого живет; ведь, в конце концов, он, летчик Шемякин, никогда по-настоящему не узнает тех мук, в которых жена принесла ему сына и дочь. Вот так-то..."

Сильно, правда?

Tags: Авиация, История, Космос, Литература
Subscribe

  • "МГИМО финишед? Аск!"

    Читаю "Что я видел в Америке, что сделал в СССР": чертовски любопытные мемуары нашего человека, который на рубеже 20-30-х ездил в США изучать…

  • Чарльз Стросс, "The Fuller Memorandum"

    Из цикла "Министерство культуры" "Прачечная" Можете представить себе экзорцизм британского истребителя "Лайтнинг" из Эскадрильи…

  • Холодная война на бумаге: лучшие технотриллеры

    Опыт показывает, что в Америке все возможно. В этом столетии убили уже трех президентов, на четверых были произведены покушения, один тяжело…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments

  • "МГИМО финишед? Аск!"

    Читаю "Что я видел в Америке, что сделал в СССР": чертовски любопытные мемуары нашего человека, который на рубеже 20-30-х ездил в США изучать…

  • Чарльз Стросс, "The Fuller Memorandum"

    Из цикла "Министерство культуры" "Прачечная" Можете представить себе экзорцизм британского истребителя "Лайтнинг" из Эскадрильи…

  • Холодная война на бумаге: лучшие технотриллеры

    Опыт показывает, что в Америке все возможно. В этом столетии убили уже трех президентов, на четверых были произведены покушения, один тяжело…