Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

Categories:

Гарнизон, глава 8

Холанн быстро, как только мог, миновал все официальные мероприятия вроде предъявления своих предписаний и размещения "на постой". Попутно он узнал, что капеллан гарнизона Фаций Лино временно отсутствует на базе и не может встретить высокого гостя-начальника, однако скоро вернется. Ни о каком капеллане в расписании гарнизона сказано не было, но времени и сил на удивление у Холанна уже не оставалось. Кое-как разместившись в пустом складе, целиком отведенном под нужды ревизора из Танбранда, он в сопровождении Хаукона Тамаса отправился на ужин.

Питался гарнизон Волта централизованно, в большой общей столовой, под которую переоборудовали целый ангар. Ранее здесь, скорее всего, держали нечто горюче-смазочное, так как пятна масла намертво въелись в чисто выметенный бетонный пол, а под низким потолком до сих пор витал едва уловимый запах прометия. Питались демократично, разве что руководящий состав ел за отдельным столом, наособицу от рядовых. В окружении такого множества людей Холанн чувствовал себя совсем маленьким и потерянным. Поэтому он был особо благодарен разжалованному комиссару Тамасу, который неотступно сопровождал нового коменданта, ограждая от стороннего внимания. Впрочем Уве все равно то и дело ловил на себе взгляды гарнизонных. Столовая заполнялась людьми, похоже здесь питались посменно. Узкие оконца под потолком окончательно потемнели, знаменуя приближение ночи. Зажглись довольно яркие лампы, освещая ангар ровным желтым светом. Было достаточно тепло, горячий воздух струился от радиаторов - похоже на Базе использовали циркуляцию подогретой воды, а не электрообогреватели. Офицеры говорили о своем, старательно делая вид, что среди них нет никого стороннего, "внешнего". Уве в общем не обижался, общественное внимание его нервировало. - Рота, на молитву встать! - зычно пороорал кто-то с незнакомыми Холанну нашивками. Наверное какой-то сержант. Уве отметил, что прежде чем подать команду "сержант" быстро глянул в сторону комиссара Тамаса, будто испрашивая разрешения. А тот в свою очередь едва заметно кивнул. Похоже, несмотря на разжалованность и положение ИО, Хаукон Тамас был действительно самым настоящим командиром Базы и ничего здесь не происходило без его ведома. Офицеры так же поднялись со своих мест и несколько десятков голосов вознесли слово Императору, в унисон, как хорошо слаженный оркестр. - О, Бог-Император! Благослови воинов своих. Укрепи души наши, очисти помыслы наши, направь мечи наши! - О, Бог-Император! Прими веру нашу, прими преданность нашу, прими силу нашу! - О, Бог-Император! Слава Тебе! Жизнь наша для Тебя! С такой версией Слова Уве еще не сталкивался, но, повторяя вслед за гудящим, как бульдозер, Александровым, счел, что получилось, в общем не хуже каноничных городских молитв. - Рота, садись! Приступить к приёму пищи! - проорал сержант, опять же после короткого взгляда на Тамаса. Когда стали подавать ужин, Холанн испытал, пожалуй, самое сильное потрясение за уходящий день. Произошло это когда медик Александров, как само собой разумеющееся, налил из большого бака (бака!) трехлитровый кувшин прекрасно заваренного рекафа. После чего поставил емкость на стол и продолжил прерванный разговор с местным механиком, который исполнял обязанности техножреца. Тут Холанн обратил внимание на глубокую миску посреди "офицерского" стола, заполненную маленькими белыми кубиками белого цвета и с некоторым опозданием сообразил, что это сахар. Не фруктоза, не синтетический подсластитель из нефти. Настоящий сахар. Медик, скупо, но умеренно доброжелательно улыбнулся в кудлатую бороду и щедро плеснул коменданту в здоровенную металлическую кружку того самого рекафа, почти доверху. Холанн поблагодарил, но машинально, он смотрел на миску и в голове оставалась только одна мысль - сколько кусочков можно положить в кружку. Один или все-таки два... - Берите, не стесняйтесь, - негромко, только для Холанна, произнес Тамас, сидящий по правую руку от коменданта. - У нас много чего недостает в сравнении с Танбрандом, но вот питание хорошее. И, будто иллюстрируя сказанное, сыпанул в кружку Уве пригоршню сахара. Получилось чуть фамильярно, но похоже никто этого не заметил. Или сделал вид, что не заметил. - Спасибо, - почти шепотом ответил Уве, чувствуя себя идиотом. Умом он понимал, что малый гарнизон с большими запасами и регулярным снабжением действительно может не испытывать дефицита в провизии. Но инстинкты человека с крошечным чиновничьим жалованием, воспитанного в обожествлении "индекса гражданской лояльности", экономящего на всем - решительно восставали против. - Привыкнете, - резюмировал Тамас и переключился на собственную порцию. После рекафно-сахарной эпопеи продолжение ужина уже не оказывало столь шокирующего действия. Хотя по меркам Танбранда кормили не просто роскошно - сказочно. Конечно, все или почти все - синтетическое, из перегонных баков или старых армейских концентратов, но порции были удивительно большие. Нет, даже так - БОЛЬШИЕ. Похоже, здесь слыхом не слыхивали о существовании научно просчитанных и выверенных стандартов физиологических потребностей, по которым строилась вся система снабжения Черного Города. А хлеба вообще давали без счета. - Не усердствуйте, - все так же тихо посоветовал Тамас, когда Уве намазал густым сиропом третий бутерброд подряд. - Мне не жалко, но вам будет плохо. Холанн, уже успевший надкусить бутерброд, чуть не подавился, а комиссар пояснил с понимающей улыбкой, делая многозначительные паузы в нужных местах: - Вы далеко не первый, кто несколько … теряется, столкнувшись с нашими … нормами. Уве благодарно кивнул, поняв, что ему предельно вежливо посоветовали не обжираться, во избежание последующих проблем. Но бутерброд все-таки дожевал. - Откуда такое… - тихонько спросил он, споткнувшись на слове "изобилие". - Губернатор бывший военный, - напомнил Тамас, хлебнув рекафа. - И к тому же сам в свое время помотался по дальним углам. Поэтому его политика в отношении малых гарнизонов и станций достойна всяческого уважения и подражания. Солдаты терпят лишения и ограничения, пусть хотя бы едят от души. Или от пуза. И, поверьте, мы следим, чтобы все лишние калории вовремя выходили - с потом. - Мудро, - Уве не нашел ничего лучшего для согласия с умом и прозорливостью губернатора Теркильсена. - Да, здесь довольно… - Тамас задумался на мгновение, подбирая нужные слова. - Скучно и даже тоскливо. Народ в общем простой, поэтому возможность поесть до отвала сильно скрашивает жизнь. Понятно, - сказал для порядка Холанн. В солдатской жизни он ничего не понимал и счел разумным просто радоваться удаче. Похоже, хотя бы в одном командировка на базу будет не очень тягостна и даже приятна. Будет о чем вспомнить, вернувшись к стандартному рациону чиновника. - С чего начнете? - поинтересовался Тамас, докладывая новую порцию. Холанн заметил, что бывший комиссар и убийца орков ест очень быстро и много, но притом аккуратно, как промышленный автомат. Хаукон перехватил его взгляд. - Я с планеты полуторакратной силы тяжести, если по терранскому эталону, - любезно разъяснил он. - Да, но ваше… - Уве хотел было сказать "сложение", но осекся. - Причуды природы, - сказал Тамас, похоже интерес коменданта его отчасти развлекал. - С одной стороны гравитация требовала от моего народа мощных костей и мышц. С другой - в атмосфере содержалось мало кислорода, это жестко ограничивало пределы роста… Холанн отметил сказанные"требовала" и "содержалось". Комиссар говорил о своем доме в отчетливо прошедшем времени, как о чем-то ныне не существующем. Не в этом ли заключен секрет таинственной опалы?.. - … Поэтому в нас воплотился своего рода компромисс - мы худые, но жилистые. Не слишком сильные, не очень выносливые, но способные к резким всплескам деятельности. Уве невольно дотронулся до груди, которая все еще слегка ныла после толчка комиссара. Вспомнил крепкую, жесткую ладонь Тамаса, а так же скупые строчки поощрительных записей "за рукопашные схватки". Видимо Хаукон был очень самокритичен, говоря о "не слишком сильных". - В общем спринтеры, а не марафонцы, - закончил комиссар. - Простите, не понял, - озадачился Холанн. - А, не обращайте внимания, - улыбнулся Тамас. - Старые термины, когда-то они были в ходу… - Наверное, ваш полк был славен большими деяниями? - осторожно забросил удочку Холанн. Комиссар взглянул на него, и, хотя Тамас ничего не сказал и не изменился в лице, Уве показалось, будто перед ним с размаху захлопнули бронированную дверь. - Это было давно, - коротко сообщил Тамас, явно давая понять, что свое прошлое он обсуждать не намерен. Ужин закончился в ни к чему не обязывающих разговорах. Офицеры ненавязчиво выспрашивали городские новости и любопытствовали, когда будет следующий завоз катушек. Комиссар молчал, глядя в тарелку. Молчал он и после того, как повел Холанна обратно в обиталище коменданта по протоптанной дорожке. Стемнело, на угольно-черном небе зажглись очень крупные белые звезды. Уве видел настоящее звездное небо считанные разы - в задымленном Танбранде небо было неизменно серым и непроницаемым для небесных светил. Холанн дал себе зарок обязательно посмотреть на звезды подольше и повнимательнее, но в другой раз, останавливаться сейчас и смотреть вверх казалось несколько… неуместным. Впрочем, в Волте хватало и искусственного света. Его исправно давали прожекторы на сторожевых вышках, а так же лампы подсветки на каждом здании. В целом на базе было светло почти как в промышленном карьере, и это показалось Холанну немного странным. В его представлении отдаленный Волт не стоил такой иллюминации, разве что гарнизон специально зажег все освещение к приезду коменданта. Поскрипывал под ногами утоптанный снег, непривычно и необычно белый. Ну, почти белый. Конечно ему было далеко до ослепительной, синеватой белизны тундры по пути к Волту, но по сравнению с черным льдом Танбранда… Уве обратил внимание на столбики высотой примерно по пояс человеку, которые торчали на всех перекрестках и тропинках между ангарами и складами. Все они были одинаковы - толстый пластиковый прут с большим кольцом наверху. - Что это? - спросил он, оттянув дыхательную маску, одолженную у Тамаса. - Вехи, - отозвался спутник. - Когда наступает календарная зима, ветер с моря иногда пригоняет настоящие бураны. Тогда мы натягиваем веревки по всей территории. Без них можно заблудиться и сгинуть в нескольких метрах от дверей. В непогоду не видно ничего дальше вытянутой руки, а человек без комбинезона замерзает в несколько минут. В комбинезоне - через пару часов после истощения подогрева. Мимо прошел часовой. Между ним и комиссаром состоялся короткий и непонятный диалог. - Сникрот здесь, - отчеканил солдат. - Опять? - искренне удивился Тамас. - Снова, - вздохнул солдат. Похоже, у него в маске был встроен какой-то переговорник, потому что слова слышались отчетливо и ясно. - Но он уже уходит. Его ведут на вышках, все смотрят в оба. - Ясно. Часовой отдал честь и зашагал дальше, бесформенный в мешковатом термокомбинезоне, с лазерной винтовкой на плече. Примерно через полминуты Уве решил продолжить разговор. - Я слышал, снега бывает столько, что приходится прокапывать в нем тоннели? - спросил он. - Не у нас, здесь местность ровная, снег сносит, хотя, конечно, бывает его немало. А вот у Оранжереи - да, там наметает на два-три метра, полгода они живут, как в подземелье. А вот и ваше жилище… Завтра я подберу вам комбинезон, а то в этом … покрывале будет неудобно. К слову, побудка в семь часов, если захотите присоединиться, утренняя пробежка в половине восьмого. Очень бодрит и укрепляет. - Я … подумаю, - осторожно сообщил Холанн. - Как коменданту вам не обязательно соблюдать режим, но люди это оценили бы, - серьезно сказал Тамас. - Хотя, конечно, вы не задержитесь у нас надолго... И тут Холанн увидел чудовище. Прямо на него мерно топало нечто огромное. Ростом создание было метра два с четвертью, но при этом сильно сутулилось, а голова словно росла прямо из плеч, прямо и вперед, без признаков шеи. Поэтому существо казалось вровень с медиком Александровым. Размахом плеч создание было шире того же Александрова раза в два и казалось еще больше из-за длинной мешковатой хламиды, сшитой из множества мелких шкурок, тряпочек, обрывков шерсти и прочего рванья. На хламиду без видимой системы были нашиты кульчужные обрывки с кольцами в палец толшиной, все это железо внушительно лязгало при каждом шаге. Из-за плеч торчали две длинные рукояти то ли мечей, то ли длиннющих ножей, сделанные из трубчатых костей. Уве механически вспомнил, что на Ахероне не водится наземных существ такого размера, подумал, от кого могли быть взяты кости, и едва удержался от того, чтобы не сесть в снег. Ноги онемели и затряслись противной мелкой дрожью. На широкую, громадную как котел голову существа было намотано что-то вроде тюрбана, сшитого из нескольких шерстяных шарфов разных фасонов и расцветок. Вся эта связка была завязана сложным узлом над левым остроконечным ухом. Правого, похоже, не было совсем. Из-под тюрбана сверкали маленькие красные глазки. Точнее глаза были большими, каждое примерно с кулак Уве, но они казались крошечными под массивными надбровными дугами и покатым лбом, сразу наводящим на мысли относительно танковой брони и перехода лобной кости в затылочную без слишком хрупких элементов вроде мозга между ними. В правой лапе создание без видимых усилий держало что-то вроде инструментального ящика, скленного и сваренного грубыми швами из отдельных кусков металла и грязного пластика. Пожалуй, свернувшись клубком, Уве как раз мог бы там поместиться целиком. В ящике тоже что-то гремело, в такт кольчужному перезвону. Левая лапа самую малость не доставала до земли, раскачиваясь, как ковш экскватора. Ног не было видно из-под хламиды, но судя по звукам шагов, у существа были либо копыта с подковами, либо обувь на цельной металлической подошве. - Че уставился, хомос? - неожиданно буркнуло существо, проходя мимо Уве. Несмотря на желтые клыки, торчащие из широченной пасти, оно говорило вполне внятно, врастяжку, тщательно выговаривая слова готика. Голос был утробный и очень низкий, почти на грани с инфразвуком, как будто в брюхе чудища рокотало с полсотни гвардейских барабанов. - Больше почтения, Сникрот, - негромко, со странной мягкостью проговорил комиссар Тамас, и Уве краем глаза заметил, как ладонь комиссара легла на рукоять пистолета в открытой (и когда только успел расстегнуть?) кобуре. - Это наш новый командир, присланный из Города. Сникрот прищурился - будто опустил на красные глаза броневые заслонки - уставясь прямо на Уве. Теперь их разделяло не больше метра, чудище казалось еще больше, еще шире и ощутимо пахло. Запах был странный, похожий на аромат сушеных трав, которыми иногда торговали из-под полы на средних уровнях дистриктов. - Превед, - ворочая могучими челюстями буркнул "Сникрот" и, явно сочтя на этом церемонию законченной, зашагал дальше, утратив всякий интерес к людям. Только когда чудище отошло метров на шесть-семь, Тамас снял ладонь с пистолета. - Это… это… - почти жалобно пробормотал Уве, чей мир рушился на глазах. - Сникрот... - Его так зовут, - пояснил Тамас. - Да, это орк. Он подручный местного Мехбосса, Готала. У оркоидов все опирается на личную силу индивида, так что для обычного "парня" почти невозможно понять, как можно повиноваться более слабому физически. Поэтому он был … не совсем тактичен. Не обращайте внимания. Уве проводил взглядом Синкрота, который размашисто и целеустремленно направлялся в сторону открытой тундры. Вспомнились странности дела комиссара Тамаса, необъяснимая опала и все остальное. - Опять аккумуляторы заряжал, - с некоторым раздражением вымолвил Тамас. - Пора поднимать таксу. - Измена, - наконец прошептал Холанн. И поторил еще тише, отчетливо понимая, что сейчас комиссар-отступник его убьет на месте, как проникшего в сокровенную тайну сношений с ксеносами. - Измена... Комиссар внимательно посмотрел на коменданта. Уве обреченно зажмурился. - Скажите, Хо.. Уве, - неожиданно спокойно и добродушно произнес Тамас. - Вы когда-нибудь покидали Танбранд? - Н-нет, - автоматически ответил комендант, не открывая глаз. - Понятно… - протянул комендант и каким-то очень домашним жестом потер побелевший кончик носа. - "Убей ксеноса" и все такое… Пойдемте к Александрову, он вам наболтает чего-нибудь успокоительного. Похоже, надо просветить вас относительно особенностей межрасовых отношений на Ахероне…

Tags: warhammer
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment