Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

Categories:

Гарнизон - глава 2

Колонна из пяти чёрных бронированных грузовиков мчалась по заснеженному шоссе, и вихри грязного серого снега вились кругом, словно их вздымали ведьмины метлы. Джив изначально настаивала на «Камморе». Двухроторный геликоптер доставил бы группу до Танбранда меньше чем за полчаса, но Сименсен приказал взять эскорт из тридцати бойцов, а так же оборудование для углубленного дознания. В глубине души стажёр признавала правоту Арбитра, но это не мешало девушке возмущаться задержкой ее первого расследования.

Она украдкой взглянула на командира. Владимир Боргар Сименсен сидел в кресле у борта грузовика, рядом с оружейной стойкой. Арбитр откинул голову на мягкий валик за спинкой и о чем-то думал, полуприкрыв глаза. Владимир был личностью колоритной и запоминающейся - высокий, широкий в плечах, никогда не снимающий бронекостюма, подогнанного точно по фигуре. Черты лица крупные, но при этом строго очерченные. Несмотря на обычную во всех мирах моду милитаров на короткие стрижки - для гигиены и чтобы нельзя было схватить за волосы - Арбитр лелеял длинную аккуратную прическу с тщательно уложенной челкой. Боргар происходил из мира с очень специфичным составом атмосферы, фильтрующей солнечные лучи, поэтому зрачки бледно-голубых глаз сверкали так, что казалось, будто Арбитр постоянно готов заплакать. На самом же деле Боргару были чужды и слезы, и вообще любая форма сострадания к кому-либо.
Джив глянула в лобовое стекло грузовика. Громада Танбранда уже приблизилась, выросла, растянувшись сплошной черно-серой громадой дымящих строений. Как таковой стены у Черного Города не было и быть не могло - Танбранд постоянно расширялся. Но одинаковые в функциональной безликости постройки и комплексы сами по себе походили на некие фортификационные сооружения. По бокам потянулись приземистые, однотипные бараки для временного проживания рабочих, фундаменты закладываемых фабрик, мелькнул фрагмент очередной секции строящегося топливопровода. Как обычно - все было в дыму и копоти, поскольку для отопления и всех работ использовался прометий, дешевый, как воздух. Стажер украдкой вздохнула, вспомнив относительно белый снег вокруг крепости Арбитрес.
В свое время Владимир Сименсен поступил несколько неожиданно и нетрадиционно, выбрав местом для размещения своей службы не Белый Город, где обретались верхи общества и элита Ахерона, а совершенно безликую точку на карте, расположенную в ста километрах от Танбранда, недалеко от трассы, соединяющей "черный" и "белый" города. Впоследствии оказалось. что в этом решении был вполне расчетливый и здравый смысл. Боргар с самого начала оказался равноудален от попыток влияния, держал своих помощников в изоляции от городских дрязг и интриг, а так же мог с одинаковой легкостью добраться до любой точки подконтрольной территории.
- Сирену, - не поворачивая головы, без прелюдий приказал Арбитр низким, с хрипотцой голосом, и Джив прокляла себя за нерасторопность.
Завывая гулкими сиренами, небольшая колонна свернула в сторону от основной дороги и двинулась по ответвлению служебной трассы, обгоняя гигантские дизельные тяжеловозы. Скорость движения почти не упала - поток машин расступался перед колонной арбитров, как струи воды, обтекающие утес.
- Сейчас направо и далее не сворачивая, - указала стажер водителю. Тот кивнул, не отрывая от дороги огромных аугментированных линз, встроенных прямо в череп.
Арбитр сцепил пальцы в замок, пошевелил пальцами, как пианист, готовящийся сыграть партию. Он никогда не снимал черных перчаток и молва разносила слух, что вместо кистей у Боргара протезы со сложной аугметикой. Но как оно на самом деле, никто, разумеется, не знал. И Джев в том числе.

Полиция дистрикта неплохо поработала. Место происшествия было тщательно огорожено и изолировано. Тройной кордон перекрыл все подъезды и подходы, от ближайшего распределителя кинули несколько электрокабелей, на фабрике продовольственного полуфабриката реквизировали холодильные камеры и прочее необходимое оборудование.
Грузовики вырулили ровной шеренгой, полицейский со светяшимися жезлами забегал снаружи, разгоняя собственых коллег, дабы те не мешали команде Арбитра как можно скорее приступить к работе. Сименсен привычным движением провел ладонью по кобуре с лучеметом и коротко приказал стажеру:
- На вас опрос всех охранителей. Включая тех, что в карантине Можете взять первое отделение в помощь. Подробно фиксируйте - кто и в какой очередности прибыл, что видел, о чем подумал. Особо отметьте - в каком порядке и куда шли их доклады о происходящем. Если велась запись с воксов чистильщиков - достаньте оригиналы. Если нет… будем искать нелегальных воксоперехватчиков, они часто прослушивают полицейские частоты. Но это чуть позже и со мной. Исполняйте.
Джев осенила себя аквилой, заученно произнесла обязательное "Император защищает и направляет" и натянула углекислотную маску. Бронированная дверь с узкой бойницей отошла в сторону, открывая выход из машины. Единым слитным движением Арбитр поднялся на ноги и шагнул наружу. Джев отметила, что Боргар не только не надел маску, но похоже вообще не озаботился ее наличием. Как обычно.
В атмосфере Ахерона было очень мало парниковых газов, поскольку почти весь углерод оказался "закопан" глубоко в коре, образовав гигантские нефтяные залежи. Это обусловило стабильно низкую температуру на всей планете - даже на экваторе, где располагался Танбранд. А так же вынуждало людей носить маски вне помещений. Дефицит углекислоты не вредил собственно здоровью, но сбивал с толку дыхательный центр в мозге, и человек просто не ощущал необходимости вдохнуть - тихо и мирно проваливаясь в обморок, а из него иногда и в смерть. Парадокс - на множестве недружелюбных планет люди нуждались в дыхательных масках, чтобы восполнить недостаток кислорода. На Ахероне же приходилось искусственно "добавлять" углекислоты с помощью масок и портативных баллончиков. Можно было обходиться без вспомогательных средств, но постоянно контролируя дыхание, и ни в коем случае не засыпая. Исключение составляли потомки поселенцев первой волны, чей мозг и дыхательный аппарат за десятки поколений освоились с недружелюбным миром.
Арбитр шагнул на утоптанный обледенелый снег и глубоко вздохнул, обоняя воздух Табранда, в котором смешались запахи гари, подгоревшей изоляции, отработанного машинного масла, обширный букет химпрома, а так же многое-многое иное.
И запах смерти.
Свита Арбитра выстроилась полукругом вокруг патрона, готовая выполнить любое его приказание. Обычно командиры такого уровня окружали себя кибермастифами или боевыми сервиторами, в которых металла было больше, чем плоти, но Владимир Сименсен не слишком любил общество киборгов. За исключением сервитора вокс-связи в его команде были только люди. К Боргару уже спешило несколько полицейских чинов, тщательно прижимавших к лицам широкие маски. Арбитр сдержал брезгливую гримасу - на его взгляд, тренированному человеку вблизи от города содержания СО2 более чем хватало для нормального дыхания.
- Что ж, начнем, - негромко сказал Владимир, скорее для самого себя.

Джив огляделась. Губернатор Теркильсен вполне мог быть недалёким упёртым ослом, как о нем злословили многие горожане (тихонько и только самым близким друзьям) но в одном ему отказать было нельзя - на безопасности планетарный правитель не экономил. Насколько Джев понимала, полицейским штурмовикам Ахерона могли бы позавидовать даже Арбитрес большинства планет сектора. Безусловно, этому немало способствовали многочисленные мануфакториумы Танбранда (часть продукции которых шла даже в миры Ультрамара), но кроме того, в отличие от большинства планетарных правителей, Теркильсен предпочитал не экономить на оснащении охраны как улья, так и СПО.
Совсем скоро Администратум вспомнит, что Ахерону по развитию и статусу уже пора начать комплектацию гвардейских полков. Их боеспособность вряд ли станет легендарной, как, скажем, у кадианцев или криговцев, но губернатору точно не придется испытывать стыд за свои войска перед Департаменто Муниторум. Джев знала это лучше кого бы то ни было, поскольку сама носила великолепную броню местного производства из настоящего карбонита - в качестве жеста доброй воли губернатор взял на себя оснащение гарнизона крепости Арбитра.
Впрочем Джев отметила, что в позах и движениях полицейских штурмовиков чувствовалась некоторая расхлябанность. Особенно выделялся один, сидевший на раскладном стуле рядом с кучей ящиков. Бронекостюм висел на нём, как седло на гроксе. Судя по закреплёнными над плечами камерами, полицейский являлся одним из "следователей", что должны были придти после операции и отснять красивую картинку для еженедельных общественных новостей.
Все-таки отсутствие настоящих врагов расхолаживает…
Обдумав эту глубокую и важную мысль. стажер Джевс Леонор приступила к исполнению приказа Арбитра.

* * *

"Каньон", перекрытый широкими полотнами прозрачной пленки со всех входов и даже сверху, казался странной пародией на медицинскую палату, где грязь и мусор причудливо соседствовали со сложным и точным оборудованием. Ярко светили лампы, установленные на высоких штативах, под их ярким искусственным светом гибли и испарялись самые мелкие тени. Свет был очень кстати, ночь уже подступалась к Танбранду, готовясь накрыть его темным пологом. Негромко гудели генераторы и морозильные "пушки" - чтобы сохранить место происшествия с минимальными измениями, полицейские дистрикта просто "подморозили" его.
Боргар приказал бойцам остановиться и прошел последнюю завесу в одиночку. Там его уже ждал главный "mortuus", то есть коронер дистрикта. Очевидно полицейское руководство, обеспокоенное обстоятельствами происшествия и вниманием Арбитра, прислало лучшего специалиста. Боргар запамятовал его имя, но хорошо помнил личное дело. Отличный специалист с большим опытом.
Боргар поднял ладонь в останавливающем жесте. Медик понял правильно и промолчал, давая Арбитру время для освоения. Сименсен поднял голову и посмотрел на узкую темную полосу вечернего неба, почти теряющегося в высоте и морщинах защитной пленки. Ее растянули и сверху - чтобы ни одна снежинка, ни одна пылинка не опустились на место…
Бойни?
Арбитр втянул воздух всей грудью, оценивая его, как хороший винодел проверяет каждую каплю своего напитка - строго, с предельным вниманием и пристрастностью. Пахло озоном, прометием, едкой кислой вонью от пищевого полуфабриката, химическими отходами. Но поверх обычной для "фавелов" гаммы витал запах органики. Странный, необычный. Пахло почти как хорошо выдержанной мертвечиной, но именно "почти". Боргар нахмурился и закрыл глаза, впитывая запах всем естеством, стараясь разделить его на составляющие и определить суть прежде, чем положиться на зрение.
Мортус терпеливо ждал, над его левым плечом завис сервочереп с двумя фонариками в глазницах и обрывком дикто-ленты меж сточенных зубов. Боргар еще раз глубоко вздохнул и обратил на медика немигающий взгляд странно блестящих глаз.
- Что мне следует увидеть в первую очередь? - спросил он без подводок и околичностей.
- Сюда, пожалуйста, начнем с того тела, что сохранилось лучше всего, - мортус был так же немногословен и практичен, Владимиру это понравилось.
- … На расстоянии шести метров от колонны, вдоль прохода, около левой стены обнаружен труп, тело скелетировано, - казенным, бесцветным голосом комментировал медик, при этом он шевелил пальцами правой руки, охваченными подобием металлической паутины. Похоже это был пульт управления сервочерепом. Повинуясь командам, белая "голова" с тихим жужжанием опустилась ниже и осветила оцениваемый объект.
- Труп лежит на спине, лицом вверх, левая рука вытянута вдоль туловища, правая рука согнута в локтевом суставе, отставлена вправо. Ноги вытянуты вдоль туловища…
Череп сделал несколько пиктов, неяркие вспышки камеры показались, эхом произошедшей беды, беззвучным, и оттого ещё более ужасным.
- Обратите внимание сюда. На ребрах в верхней правой передней трети грудной клетки имеются взаимопараллельные следы рубяще-режущего воздействия. Следа три, по направлению сверху-справа вниз-налево, длиной от двадцати сантиметров. Характер следообразования, их локализация и взаиморасположение достаточны для вывода о том, что указанные следы, предположительно, могли быть нанесены когтями.
- Чьими? - счел нужным уточнить Арбитр.
- Нужно запросить Магос, но местная фауна на такое в целом не способна, а близ Танбранда из-за промышленного загрязнения вообще выживают исключительно мелкие всеядные грызуны. Когти, судя по следам, очень специфические, характерные для крупных хищников, не падальщиков. Сквиг теоретически мог вырасти до нужных размеров, но его бы задолго до того поймали и съели дикари из фавел.
- Но это все же мог быть сквиг? Или сквиги? Какая-нибудь особо гадостная тварь, плюющаяся кислотой?
- Теоретически. Но обратите внимание на кирасу, здесь и здесь.
Боргар наклонился, вглядываясь в остатки сегментированной брони покойного чистильщика, оплывшей, как будто ее сделали из воска и долго держали над огнем.
- Его не только э-э-э… облевали каким-то крайне агрессивным реагентом, но и попытались разорвать на куски. Вот этот участок, смотрите - три пластины сорваны, я бы сказал, одним ударом. При этом никаких посторонних частиц, которые обязательно остались бы от когтей и конечностей атакующего.
- Броня? Чешуя?
- Или очень плотный кожный покров. Одежды и волос точно нет.
- Не человек и не животное… - Боргар выпрямился и сделал несколько шагов в сторону, пристально всматриваясь в останки других чистильщиков, которые теперь больше всего напоминали грязные лужи воска, составшиеся от огромных свечей. Арбитр остановился у ближайшего и вновь наклонился, качая головой, как принюхивающийся охотничий пес. Из плотной желтовато-зеленой массы черными остовами выступали части скелета, отдельные детали брони и то, что осталось от автодробовика.
- Труп номер три, - прокомментировал мортус, не дожидаясь указания. - На момент осмотра находится в положении лёжа, левой стороной туловища вниз. Ноги прижаты к туловищу, полусогнуты в коленях. Руки согнуты в локтях, прижаты к туловищу спереди. Состояние - практически полностью скелетирован, мягкие ткани ферментированы до состояния жировоска. Правая кисть отделена, предположительно, очень острым предметом - разрезаны лучевая и локтевая кости в трех сантиметрах выше сустава. Третий шейный позвонок разрушен полностью. Предположительная причина смерти - отсечение головы острым орудием. Поверхность костей тусклая, пористая, производит впечатление травления сильной кислотой. Униформа разрушена до состояния пыли. Ремни, пряжки, пластиковая фурнитура, оружие, боеприпасы - поверхность тусклая, обесцвеченная, пористая, производит впечатление травления кислотой. Опознание по зубам и жетону - капитан Лагус, первая группа очистки дистрикта.
- Не человек, - повторил Владимир. - И не животное… мутанты?
- Это… возможно, - очень осторожно, после длинной паузы отозвался медик.
- Строго между нами, без записи и последующих упоминаний, что бы вы сказали относительно.. - Боргар широким движением обвел поле короткого и бесславного боя.
- Я бы сказал, - отозвался после долгого раздумья мортус. - Что здесь мы видим проявление вполне целенаправленной и отнюдь не животной Воли. Некто… или нечто организовало засаду и перебило чистильщиков, не оставив никаких следов, по которым можно было бы определить агрессора. Но это мое личное мнение, как человека, а не как специалиста. Возможно при более тщательном осмотре, вместе с вашими мастерами и оборудованием, можно будет узнать больше.
- А что бы вы сказали относительно возможного… "арбитрум 14"? Еретические проявления?
- Как медик, по совокупности увиденного на данный момент, я бы скорее предположил "А8", укрытие от правосудия мутантов, - проговорил коронер, невольно оглянувшись, как будто кто-то мог подслушать. Череп отлетел метров на десять и развернулся. освещая глазницами цистерну. - Но… я никогда не встречал и не слышал о субстанции, способной буквально рвать броню, не оставляя микрочастиц. И не представляю, какая мутация или цепь мутаций может привести к возникновению такого реагента, который здесь применялся. Мне кажется…
Мортус замялся и ощутимо побледнел, преодолевая приступ робости и откровенного страха.
- Мне кажется. это дело… дело для Экклезиархии.
Коронер сложил аквиллу и громко произнес - “Император защищает!", но в его словах чуткое ухо Арбитра уловило нотку неуверенности. И потаенного страха. Император защищает, но… Терра и Золотой Трон далеко, а ужасы Самайна - вот они, воочию. Мортус быстро отер со лба выступивший пот, надеясь, что высокий человек с немигающим взглядом и веками без ресниц не умеет читать мысли. Боргар, хорошо знающий человеческую природу, сделал вид, что не заметил душевной слабости собеседника.
- Поступаете в мое прямое распоряжение на время расследования, - приказал он мортусу. - Статус эксперта-прима, то есть отчитываетесь теперь только и исключительно передо мной. Располагайте моим оборудованием по своему усмотрению. У вас есть время до рассвета на то, чтобы просветить здесь каждую молекулу. Докладывать мне о результатах каждый час, а если обнаружите что-то достойное внимания - сообщать немедленно.
Арбитр что-то негромко сказал в передатчик-клипсу на высоком воротнике. Через несколько секунд из-за ближайшего электрораспределителя показалась угловатая фигура с характерной шаркающей походкой киборга. Сервитор связи, добрел до патрона и замер в ожидании. Он тащил на себе и в себе столько аппаратуры, что арбитр в считанные секунды мог связаться с любой точкой планеты.
- Большая Дорога, - коротко указал Боргар, снимая трубку с кронштейна на плече механизированного слуги. Сервитор скрипнул перестроенными голосовыми связками и неожиданно глухо, как из бочки, ответил:
- Установлено. Подтверждено. Защищено от прослушивания.
- Задержать отправку “Ядра", - приказал Сименсен без вступления, и мортусу очень захотелось сесть, чтобы немного разгрузить задрожавшие ноги. "Ядром" в обиходной речи называли сверхскорый поезд, курсировавший между Танбрандом и "Белым Городом" Адальнордом, в котором проживала элита элит, высшие люди планеты, включая Губернатора. Арбитр не мелочился и ходил со старших козырей.
Очевидно на том конце линии связи спросили о сроках, потому что следующей фразой Владимира Сименсена стало:
- До моего особого распоряжения.
Еще одна пауза, и Арбитр закончил разговор:
- Пусть будет в ярости. Она может добраться до Адальнорда воздушным транспортом или подать жалобу лично мне.

* * *

Уве Холан спал плохо. Точнее совсем не спал. Он свернулся под тощим одеялом, как младенец, прижал колени к телу и сложил руки на впалой груди, но все равно никак не мог согреться. Счетовода бил озноб, как от сильной простуды, его охватил внутренний холод, кусающий тело ледяными иголками. Холанну было тревожно и страшно - от резкого поворота в упорядоченной и размеренной жизни, от необходимости куда-то ехать и что-то решать… От всего, включая грядущие заботы по поискам соответствующей символики, угодной Императору и начальству. Одна половина его сознания уже высчитывала нужное число необходимых бумаг и бланков, чтобы надлежащим образом составить всю отчетность по "Волту 13". А другая давилась страхом на грани паники.
Едва слышно вибрировали трубы за тонкими стенами-переборками, тихо гудел воздушный поток в вентиляционной трубе. В темноте светилась зеленым огоньком лампочка на репродукторе. Холанн встал и на ощупь налил себе стакан воды. До общей побудки оставалось всего три часа, а сна не было ни в одном глазу. Счетовод чувствовал себя так, будто самолично перетаскал всю секцию архива с межведомственной отчетностью по малым административным нарушениям до-уголовного взыскания. Суставы ломило, левое плечо тянуло острой болью при каждом движении.
Снаружи, где-то в общем коридоре яруса, неожиданно грохнул выстрел. Или что-то, похожее на выстрел, Уве никогда не видел, как стреляет болтер или пулевое оружие, но не раз слышал в общественных новостях, а так же пикто-залах. Звук повторился, затем снова и снова. Холанн осторожно поставил стакан, чувствуя, как леденеют босые ноги на холодном гладком полу. Маленький человек съежился от страха, не в силах даже добраться до постели. Ему казалось, что любое движение привлечет ужасы, скрытые за тонкой дверью каморки.
Истошный человеческий вопль разнесся по всему ярусу, немыслимо громкий, полный одновременно и боли, странного, животного восторга. Прямо за дверью прогрохотали шаги ночного патруля, завопила сирена оперативного полицейского отряда. И, перекрывая весь сторонний шум, вновь заорал невидимый человек, на этот раз его вопли складывались в слова.
- Утерянное нельзя потерять! Не страшись и не бойся! Откажись сам и страх уйдет!!! Не страшись! Не бойся!!!
Крик перешел в дикий, безумный хохот, а затем оборвался, так же резко, как и начался.
Превозмогая лязганье зубов, Уве трясущейся рукой выкрутил на максимум реостат отопления. Счетчик протестующе запищал, указывая хозяину на недопустимую растрату энергии и неизбежное уменьшение индекса лояльности. Но Холанн наплевал на индекс - только бы унять этот озноб, проникающий в само сердце. И счетовод был уверен, что в эту ночь многие в дистрикте поступили так же.
Остаток ночи он просидел на кровати, больной и разбитый, завернувшись в одеяло, как плакальщица на похоронах - в саван.

Tags: warhammer, НФ
Subscribe

  • Рашен космопоезд

    Помните ферму на Марсе? Продолжение

  • Фантастику -в жизнь

    Угадал только два. О третьем - смутно помнил. Кто больше? :) "Фото на фоне ковра" из звезд :) Выставка к юбилею полета Гагарина в…

  • Почитал комиксы BUBBLE

    О разных героях. В фильме "Майор Гром" по мне более живая массовка -как в участке. Киношная мотивация Чумного доктора в стиле поехавшего Тайлера…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 120 comments

  • Рашен космопоезд

    Помните ферму на Марсе? Продолжение

  • Фантастику -в жизнь

    Угадал только два. О третьем - смутно помнил. Кто больше? :) "Фото на фоне ковра" из звезд :) Выставка к юбилею полета Гагарина в…

  • Почитал комиксы BUBBLE

    О разных героях. В фильме "Майор Гром" по мне более живая массовка -как в участке. Киношная мотивация Чумного доктора в стиле поехавшего Тайлера…