Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

"Сильные люди" - новый отрывок

Унылый осенний пейзаж проносился за окном автомобиля.
Премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль откинулся на мягкую кожаную обивку кресла и прикрыл глаза. Ему не хотелось видеть серые деревья, серые дома, серое небо. Даже нечастные прохожие на улицах казались серыми, отмеченными печатью вселенской скорби и уныния.
Премьер чувствовал себя опустошенным и уставшим. Невероятно уставшим. Обычно для бодрости и полноценного отдыха ему хватало нескольких часов сна и бодрящей утренней ванны, но в этот раз испытанные средства не помогли. День не задался с самого утра. Точнее гораздо раньше, если уж зреть в корень.
Этой ночью Черчиллю снился странный сон – Ее Величество приехало к нему в дом, как обычный человек из простонародья. Они вели беседу о необычных вещах, проигранной войне и грядущей гибели страны. Все это было так удивительно… Начиная с того, что королева Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии никогда и ни при каких обстоятельствах не приехала бы сама на совещание к своему министру. Пусть даже этот министр с приставкой «премьер», его прозвище «бульдог Британии» и по факту он диктатор сражающейся страны…
Черчилль не верил в пророчества снов, но в эту минуту задумался, что бы могло означать это сновидение?.. Конечно, это случайность, не более, чем игра случая, но все же слишком уж знаковая. Сначала ночной сон со странным визитом. А с утра – вежливое и холодное предложение навестить Ее Величество воочию. Причем не в традиционном Букингемском дворце или Виндзорском замке, а в «Фрогмор-хаус» , загородной резиденции членов королевской семьи.
Что бы это могло значить? Стремление избежать официальной обстановки? Неформальная беседа? Или ненавязчивое подчеркивание подчиненного положения диктатора, принуждение его к поездке в усадьбу, где обычно любуются на парк, красивые павильоны и скорбят у могилы великой Виктории?..
Черчилль открыл глаза, помассировал набрякшие веки и чуть опухшее лицо. Он знал, что имеет нездоровый, болезненный вид. Лет двадцать, может быть, даже десять назад он помечтал бы об отдыхе, небольшом отпуске на водах, в сухом теплом климате. Сейчас же сама мысль о праздном ничегонеделании казалась неуместной, как плохо подогнанный пиджак на приеме.
И самое скверное, что у него никак не получалось выстроить стратегию и примерный ход грядущего разговора. Премьер всегда знал или хорошо представлял, чего следует ждать от собеседника-оппонента, поэтому любая сколь-нибудь значимая беседа превращалась в подобие шахматной партии. Но не в этом случае.
Фрогмор раздражал одним своим видом. Расположенный в центре парка, неуместно светлый, почти праздничный, без всяких следов маскировки. Трехэтажный дом с окнами, последовательно уменьшающимися в высоте от этажа к этажу, даже беглым видом своим располагал к празднику или на худой конец умиротворению. Словно и не существовало угрозы ежедневных налетов вражеской авиации. Хотя, конечно, кто будет тратить драгоценные самолеты, чтобы бомбить бесполезный объект архитектуры… Сталин и Шетцинг – практичные люди.
А умиротворения министр себе позволить как раз и не мог. Быть может, это и было задумкой – размягчить его, ненавязчиво сменить суровый деловой настрой? В таком случае она не удалась, с мрачным удовлетворением подумал Черчилль. Автомобиль зашуршал шинами и остановился. Премьер тяжело вздохнул и полез наружу.

Tags: Литература, Сильные люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments