Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

Categories:

1919 - Убей их всех ч.2.

Рош и раньше знал, что Всевышний не одобряет грех superbia 1, но никогда не думал, что кара может быть столь скорой и жестокой. Буквально только что бразилец разгонял американские жестянки как стаю мышей, казалось, это было всего несколько минут назад. Но танкетки вышли из боя, вместо них на позиции батальона надвинулся каток настоящих английских танков и пехота, не менее чем по взводу на каждую машину.
Бразилец занял позицию под голым ошкуренным деревом, на котором не осталось ни одного листа – все сорвало взрывами, срезало пулями и осколками. Рош притаился слева от бугристого ствола, в небольшом окопе, приготовившись к новому испытанию. Большие ромбообразные «Марки VIII» 2 неторопливо, даже как то степенно ползли сквозь изрытое поле, пробирались между терриконами обломков, рвали в клочья путаницу проволоки.
Всего на немцев бросили три танка, три воплощенных в металле всадника Апокалипсиса, которым батальон Хеймана мог противопоставить только один переделанный миномет на деревянном станке, один Т-гевер и несколько связок гранат. «Либерти» казались огромными, удобными мишенями, Франциск всаживал пулю за пулей в камуфлированные туши, покрытые прихотливой росписью заклепок. И все без толку, с тем же успехом можно бросать камни, стараясь засыпать море. Сейчас стрелок со «слонобоем» держал в руках жизни многих своих товарищей, но был бессилен как израильтянин против Голиафа 3.
Все же, наверное, он наносил какой-то урон. Об этом свидетельствовало то, что несмотря на постоянное перемещение стрелка и его группы, за ними вполне целенаправленно охотились минометы и пулеметчики. Разрывы мин и жадные пунктиры трассирующих очередей ложились все ближе и ближе. И, несмотря на смертельную опасность, только внимание врага не позволяло Рошу окончательно пасть духом.
Водитель ближайшего танка, видимо, устав вести танк вслепую, неосторожно открыл наблюдательную щель, снайпер немедленно выстрелил. Франциск превзошел сам себя, выпущенная под очень неудобным углом пуля попала точно в узкую прорезь 4.
Стрелок, разумеется, не мог видеть сквозь броню, но по некоему наитию точно знал, что убил водителя. В иных условиях это привело бы только к заминке в движении тяжелой машины, но в этот раз немцам повезло – «Либерти» как раз перебирался через очередной зигзаг траншеи с частично обвалившейся стеной. Конвульсивное движение руки мертвеца на рычаге заставило многотонную махину развернуться, гусеницы пропахали землю на самом краю бруствера, вызвав обвал.
Больше всего это походило на конвульсии муравья, попавшего в ловушку муравьиного льва - Рош видел рисунок в «Жизни животных» Альфреда Брэма. А может быть, на слона, попавшего в ловушку африканских пигмеев. Земля осыпалась, вслед за ней съехал на бок и танк, размалывая гусеницей в щепу остатки досок, укреплявших стену траншеи. Мотор страшно завывал, выбрасывая в воздух клубы черного дыма, из под гусениц летели фонтаны грязи и земли, но «Либерти» лишь глубже закапывался в ловушке, с сильным креном на бок.
«Одним меньше», - подумал Рош, но утешение получилось слабым. стрелок хорошо понимал, что он обездвижил врага, но не лишил его возможности сражаться – рыльца стволов попавшего в западню танка двигались как жадные хоботки, нащупывая жертвы, огрызаясь пушечными выстрелами и пулеметными очередями.
Одна из них прошла совсем рядом, скосив сразу двоих потерявших осторожность солдат из группы поддержки. Несколько пуль легли справа от Роша, пробив мертвое серо-черное дерево. Словно множество острых игл впились бразильцу в лицо, от резкой боли Франциск зашипел сквозь стиснутые зубы, прикрывая голову. Под пальцами он почувствовал влагу и острые щепки, пробившие кожу и правый глаз.



Залп, сразу же за ним еще один. Мартин действовал уверенно и хладнокровно, как на тренировке. Насколько ему было страшно в ожидании боя, настолько спокойно стало теперь, когда боец находился в самой гуще событий. У австралийца просто не осталось времени на испуг и комплексы, только заученные до автоматизма движения, только боевая задача – подавить бошей.
Теперь на топливе можно было не экономить – лишь огонь мог остановить последнюю, самую яростную, самую сумасшедшую атаку немцев. Мартин сжимал раструб своего аппарата, чувствуя раскаленный металл даже сквозь толстые перчатки, подбитые асбестом. Пламя словно огромная метла подметало все вокруг, жадно облизывая землю, камни, бетон и людские тела.
Лейтенант Дрегер знал, что делает, когда, несмотря ни на что, приберегал огнемет на самый крайний случай, и расчет оправдался 5. Если подсчитать общее число жертв войны, то на долю огня приходятся ничтожные проценты общих потерь, но здесь дело не в поражающих свойствах оружия. Огнемет может достать там, куда не проникнет никакое иное оружие, а еще он будит в человеке один из самых древних страхов – ужас первобытного создания перед неукротимым красно-желтым зверем, которого нельзя убить, невозможно напугать. Машина огня побеждает не только смертью, но и паникой.
Мартин остановил немецкую атаку, не в одиночку, конечно, но именно его ужасное приспособление задержало гуннов, позволило саперам забросать их последними гранатами, расстрелять из винтовок и пистолетов. А затем австралиец услышал это, услышал и почувствовал
Для новичка, впервые оказавшегося в бою, все окружающее представляет невообразимую какофонию, травмирующую органы чувств. Со временем, если новобранец переживет хотя бы три боя, он научится отодвигать на второй план все несущественное, вычленять по-настоящему важное и опасное. Мартин был достаточно опытным и умелым солдатом, он сразу услышал тихий, почти незаметный на фоне страшного побоища стук, сопровождающийся музыкальным звоном. И два толчка, несильно, почти нежно толкнувшие его в спину.
Баллон был пробит. Сражаясь, Мартин щедро расходовал горючую смесь, но в емкости оставалось еще достаточно раствора, чтобы сжечь оператора как соломенную куклу, несмотря на костюм «Mk.18». Вокруг распространился едкий химический запах, мгновенно забивший обычную, привычную вонь поля боя, скипидар шибанул в нос, словно разрывая слизистую жесткой щеткой. Беннетт понимал, что у него буквально несколько мгновений, прежде чем адская смесь, хлещущая через пробоины, воспламенится от соприкосновения с воздухом. Но парализующий страх сковал его члены, Мартин кружился на месте, не чувствуя ног и пытался сбросить баллон, но онемевшие пальцы лишь скользили по металлу застежек и коже ремней. Он не мог расстегнуть крепления, а времени, чтобы снять перчатки, уже не оставалось. И Мартин закричал, страшно, надрывно, как может кричать лишь человек, который видит неизбежную и страшную погибель.
За спиной хлопнуло, негромко, с присвистом, поясницу и ноги словно окунули в ледяную воду, запахло жженой кожей костюма, как будто кто-то пересушил ботинки у раскаленной печки. Мартин в панике хлопал руками по поясу в поисках пистолета, чтобы хотя бы застрелиться, но браунинга не было. Наверное, он уронил пистолет, когда помог Шейну. Невыносимый жар опалил спину, огнеметчик упал на колени, раскинув в стороны руки, ожидая мучительной смерти. Беннетт снова дико закричал, обратив лицо в маске к небу, словно посылая проклятие всем ангелам и высшим силам.
Шейн возник перед ним как демон – черный, окровавленный, с оскаленными зубами, дико вращая глазами под широкими полями каски. Первым делом янки от души ударил товарища в челюсть, чтобы не мешал. Мартин так и не понял, что Даймант сделал после - расстегнул ремни, разрезал их своим кинжалом или просто разорвал невероятным, запредельным усилием. Застонав от натуги, с разворота, Шейн отбросил в сторону баллон, истекающий жидким огнем. Пламя перекинулось на руки американца, но тот, не обращая на это внимания, толкнул Мартина на землю и упал сверху, прикрывая собой.

1 Гордыня (лат.)
2 Mark VIII (Mk VIII), он же «Liberty» и «International» – тяжелый танк, разработанный совместно США и Британией. Вес 39.4 тонны, экипаж 8-11 человек, вооружение – два орудия и до семи пулеметов.
3 Не забудем, что вплоть до конца 40-х годов лучшим противотанковым средством оставалась специализированная артиллерия. Поэтому, несмотря на все надежды, возлагаемые на бразильца, реальная боевая ценность его винтовки против бронетехники была крайне невысока.
4 Для большей безопасности смотровые щели снабжались дополнительными открывающимися заслонками с отверстиями.
5 По итогам Первой Мировой считалось, что ранцевый огнемет может прикрыть фронт приблизительно в 50 метров. Поэтому ситуация, когда один грамотно действующий огнеметчик срывает вражескую атаку (особенно будучи укрытым в траншее), вполне реальна.
Tags: 1919, История, НФ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments