Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

1919 – kill it with fire.

с картинками

Пехотинцы преодолели простреливаемое пространство сравнительно быстро, не более чем за пятнадцать минут, но для них это время растянулось на многие часы. Девять человек собрались в глубокой воронке, тяжело дыша, жадно хватая воздух открытыми ртами.
- Л-лягу… и .. сдохну… - прохрипел Мартин. – Прямо сей…час.
- Терпи, - Шейн выглядел не лучше, по пути он влез в глубокую лужу и теперь походил на страшного негра. – Повелитель огня…
Окончание фразы потонуло в грохоте стрельбы Туфа. Пулеметчик занервничал, посылая очередь за очередью в клочья дымовой завесы.
«Может, у него ствол перегреется?» - мимолетно помечтал Дрегер, выглядывая из-за куста, буквально «обритого» осколками. Впрочем, надеяться на это не стоило, нервы нервами, но тот немец, что держался за рукоятки бронебойного пулемета свое дело знал и долбил короткими – не более десятка патронов за раз – очередями.
Два капонира - с Туфом и обычным станковым пулеметом – и небольшая штурмовая группа Уильяма образовали почти правильный треугольник. Лейтенант сосредоточился на точке, где был установлен более легкий Шпандау, надеясь, что Галлоуэй и расчет Пюто справятся со своей более опасной целью.
Дрегер бросил взгляд на свою группу, забившуюся в воронку тесно, бок о бок, как анчоусы в банке. «Кроты» сумели пробраться достаточно близко, почти на расстояние броска гранаты, но теперь достаточно одной короткой очереди, чтобы положить если не всех, то почти всех. Можно было рискнуть и попробовать подползти еще ближе, но с каждым ярдом риск попасть на прицел будет расти в геометрической прогрессии. Или подняться в атаку, стремительную как удар штыка… навстречу пулям.
Дрегер переломил ракетницу и нащупал на поясе ракету.

Зарядный ящик на шестнадцать снарядов не желал открываться – заело замок. Тогда его просто взломали двумя ударами саперного топорика.
- Заряжай.
Звучно клацнул поршень затвора, досылая тридцатисемимиллиметровый фугасный снаряд.
- Ящик!
- Готово.
Три деревянных ящика были уложены на дно глубокой траншеи, самые дюжие солдаты скорчились на них в полуприседе, пряча головы за бруствером.
- Опоры на плечо! – скомандовал Боцман.
Пушка Пюто устанавливалась на станке с двумя станинами и передним упором, эту треногу приняли бойцы на ящиках, держа на весу почти сто пятьдесят килограммов. Траншейное орудие было некуда установить, так, чтобы этого не заметил вражеский пулеметчик, поэтому пришлось импровизировать. Наводчик быстро шевелил губами, словно делая про себя последние расчеты. Галлоуэй не видел лейтенанта и его группу, но представлял, где они примерно находятся, рыжий капрал всматривался до рези в глазах в нужную точку, ловя малейшее движение, ожидая сигнала.
- Не могу, - пожаловался сквозь зубы солдат из-под станины. – Не выдержу…
- Сейчас… Сейчас… - лихорадочно бормотал Боцман, успокаивая то ли себя, то ли несчастного, изнывающего под тяжестью пушки. По личному и богатому опыту ирландец знал, что все неприятности начинаются, стоит только на мгновение отвлечься.
- Тяжело, сейчас упадет! – с натугой прохрипел солдат. Кто-то полез на ящик, чтобы помочь, Боцман моргнул, но в этот момент по ушам полоснул крик:
- Ракета!
Хотя капрал Галлоуэй ждал сигнальной ракеты как святого причастия, огненно-красный росчерк все равно взмыл в небо неожиданно, и пока Боцман разворачивался, чтобы отдать приказ, все началось как будто само собой.
Гренадеры дали второй залп винтовочными гранатами. С единым нечеловеческим рыком расчет Пюто одним рывком поднял пушку, упор буквально врезался в рыхлую землю бруствера, станины повисли, удерживаемые крепкими руками. Наводчик приник к прицелу, обхватив обеими руками казенник орудия.
Счет времени шел на секунды. Человек у прицела дергал казенник из стороны в сторону, и, повинуясь его движениями, живая опора так же перемещала орудие.
- Вижу… вижу… почти… левее… - бормотал наводчик, казалось, еще мгновение, и его побелевшие от напряжения пальцы сомнут металл. Секунды бежали как стартующий спринтер. Сто к одному, что пулеметчик уже увидел их и сейчас разворачивает ствол, ловя в прицел пушку и весь расчет. Один из «опорных» солдат тонко завыл, чувствуя, как тяжелый металл давит, давит, словно пресс, заставляя согнуться, уронить ношу.
- Упадет!

Пушка за спиной коротко гавкнула, и Дрегер ринулся вперед, молча, словно выпущенная стрела. Он не оглядывался, но по топоту и лязгу знал, что вся группа последовала за ним, рассыпаясь на ходу, охватывая капонир изломанным полукругом.
Хотелось палить не переставая, но нечеловеческим усилием Шейн удерживался. Стрелять из винчестера по бетону было глупо, надеяться, что случайная дробина залетит в бойницу и поразит стрелка – не намного умнее. Уперев приклад в плечо, разворачиваясь всем корпусом, янки уже не бежал, а быстро шел вперед на полусогнутых, страхуя Мартина. Сейчас огнеметчик был самым ценным бойцом в команде. Даймант заметил какое-то движение справа и выстрелил, как обычно, благословляя творение американских оружейников, благодаря которым можно не особо тщательно целиться. Кто-то в серой вражеской форме упал на землю, извиваясь и подвывая от боли.
Две мишени, четыре оставшихся в магазине заряда. Прекрасный счет.
- Справа! - рявкнул Шейн, не тратя больше время на поверженного противника, вновь разворачиваясь по ходу движения, за спиной гулко хлопнул Энфилд.
- Готов, - сообщил кто-то из своих.
Молча, без команды, Дрегер метнул гранату и припал на колено, прикрывая голову левым предплечьем. Его примеру сразу последовали остальные. Кусты разрывов поднимались вокруг капонира. Позади снова выстрелила траншейная пушка.
- Огня! – заорал Дрегер, но огнеметчик уже обгонял его справа, мелкими и высокими прыжками, сжимая брандспойт. Матово поблескивающий, кое-где исцарапанный баллон тяжелым горбом мотался у него за спиной.
Шпандау замолотил длинной непрерывной очередью, и у лейтенанта на мгновение остановилось сердце. С такого расстояния их можно уложить всех и сразу, но на этот раз тот, кто отмеряет судьбу решил, что время «кротов» еще не пришло. Был ли пулеметчик ранен, испуган или «косильщик» повредило, но он промахнулся. Прицел оказался взят слишком высоко, и пули разъяренно пронзали воздух поверх голов. Второй попытки штурмовики ему уже не дали.



Узкая боковая амбразура выделялась на сером бетонном фоне сплошной угольной чернотой. Мартин впился в нее взглядом как крюком, буквально подтягивая себя к капониру. Еще шаг, еще один… Где-то в глубине непроглядной темноты запульсировал огненный цветок, трассирующие следы потянулись к «кротам», странно медленно, словно рой крупных светящихся шмелей. Огнеметчик нажал на спуск, брандспойт изверг струю вонючей белесой жидкости, облившей обращенную к Мартину стену «пилюли». На воздухе огнесмесь мгновенно начала куриться серым дымком, Мартин бросился на землю ничком. Он лежал, чувствуя как скрипит на зубах земля, вдыхая неописуемую химическую вонь.
Тихое «ффф-ух!» прошелестело над ухом почти неслышно. И сразу же волна жара накрыла Беннета, ощутимая даже сквозь кожаную защиту. Где то позади орал Шейн, меша проклятия и восторженные вопли. Мартин привстал, держа брандспойт наготове. Яркое, чадное пламя охватило капонир, залп был удачен, добрая его доля попала точно в амбразуру, теперь там кто-то страшно кричал на два или три голоса. Но дело еще не закончилось.
Мартин прицелился, не чувствуя ничего кроме ненависти и желания отомстить. За тяжесть баллона, за тряску в десантном танке, за костюм-духовку и животный страх смерти. Жало огнемета исторгло новую порцию огневой жидкости, направленную прямо в амбразуру. «Плевок дьявола», так иногда называли огнеметный выстрел свои. Как называли его немцы Мартин не знал, да и не стремился узнать. Рыжая вспышка полностью выжгла огневую точку изнутри, огонь вырывался из бойниц длинными багровыми языками, будто жадные щупальца. От жара стали рваться патроны - словно кто-то взрывал праздничные шутихи в огненной утробе капонира, ставшего раскаленной могилой.

Изображение - savepic.su — сервис хранения изображений

- Лейтенант, чего мы ждем? – трагически вопрошал Эрвин Сьюсс. Майор видел, как англичане понемногу занимают район и не понимал, почему Хейман медлит. С каждой упущенной минутой задача выбить врага неожиданной контратакой из разряда «почти невозможно» приближалась к «чистое самоубийство».
- Мой стрелок должен убрать бронекорректировщика, - сквозь зубы ответил Фридрих, не отрываясь от бинокля. «Рено» с антенной все так же деловито карабкался через завалы, огибая воронки и крупные обломки, Роша не было видно и по танку определенно не стреляли. – Если у «томми» будет артиллерийская поддержка, нам проще сразу сдаться… или дезертировать.
- Там может быть уйма других наблюдателей, - срывающимся голосом возразил майор.
- Может быть, - согласился Хейман. Он наконец отложил бинокль и потер лицо. Едкий пот затекал в глаза, стереть его не было никакой возможности – к прежней грязи лишь добавлялась новая.
«Все бы отдал за чистый носовой платок», - подумал он.
- Но этот самый опасный, - закончил Фридрих. – Обычного корректировщика могут убить, ему приходится прятаться, потому плохо видит, радиостанция тяжелая и часто ломается. А у железного гроба мощный телеграф, достает километров на пятьдесят, и он прикрыт броней. И сидит там не лопух с ускоренных курсов… Смотрите, как грамотно ездит. Если он останется, то сразу вызовет огонь, и наша атака захлебнется.
- Боже мой… боже мой… - Сьюсса начала колотить нервная дрожь. – Надо же что-то делать, надо что-то делать!
- Успокойтесь, господин майор, - проскрипел сквозь зубы Хейман. Пот будто выжигал глаза кислотой, грязь пропитала одежду и все тело словно вымазали липкой слизью, страшно ныли ноги, боль стянула стопы раскаленными подковами. – Все будет хорошо, Рош подобьет танк, мы вышибем англичан обратно, а там и подкрепление подойдет.
Он вновь поднял бинокль, краем глаза заметив выражение почти детской надежды на лице Сьюсса. Фридрих стиснул зубы, чтобы не выдать собственных чувств, не показать, насколько он сам не уверен в своих словах. Если сейчас неопытный майор сорвется, он начнет командовать сам, и тогда действительно останется только погибнуть или сдаться…
«Франциск, ну что же ты медлишь?..»

- Обожаю французов!
Измазанный грязью и сажей, со своей рыжей щетиной Галлоуэй был похож на страшного человека-ежа. Оскалив зубы и вращая глазами, он коротко докладывал лейтенанту об успехах.
- Жлобы! До сих пор суют в снаряды черный порох! Но все польза – дым хорошо виден, легко потом доводить ствол. Первым сбили Туфу прицел, а второй положили точно в амбразуру. Потом домолотили для верности, два или три раза. И гранатами, чтобы уж точно и без всяких там.
- Потери? – отрывисто спросил лейтенант.
- Джексон сорвал спину, пока держал пушку. Ссадины, ушибы, больше ничего.
- Славно, - так же коротко резюмировал Дрегер. – Весьма славно. Посыльного к майору Натану, передайте, что здесь мы почти все…
Слово «сделали» Уильям не сказал, а подумал. Точнее, машинально додумал, уже лежа на земле, в яме, формой удивительно и неприятно напоминавшей неглубокую могилу. Его бросил туда очень близкий разрыв крупнокалиберного снаряда. Чертовски близкий разрыв чертовски большого «чемодана».

- Что это?.. – спросил Сьюсс, с которого можно было писать картину истинного христианина, узревшего второе Пришествие.
Хейман улыбнулся, точнее, попытался. Мышцы лица, сведенные напряжением, плохо слушались, сокращаясь как резиновые, поэтому вместо улыбки получился страшный оскал. Даже без бинокля лейтенант видел, что на позиции укрепленного пункта обрушился град артобстрела, и снаряды летят отнюдь не с вражеской стороны. По совести говоря, обстрел был жидковат, но учитывая ситуацию, Фридрих хорошо понимал благоговение майора. Случайность ли это, или кто-то решил поддержать пехоту, идущую на верную смерть, но кто-то или что-то дало им небольшой шанс, который следовало хватать и не выпускать. И черт с ними, и с радиотанком, и с нерасторопным Рошем. Время не ждало.
- Это чудо, Эрвин, - произнес лейтенант, доставая ракетницу. – Это настоящее чудо.
Tags: 1919, История, НФ
Subscribe

  • Учимся партизанить в гражданской войне

    Чтобы спать спокойно, берите заложников из местных жителей побогаче. Да, сто лет назад взятие заложников было делом не только обычным, но и…

  • СССР, который мы потеряли

    -Скажите, это склад? Тот самый? - Да. - Слава богу. Я пока к вам попал. Ни вывески, ничего. Мне сказали, что здесь все есть. Я не верю, конечно.…

  • "Золотой ключик" (1939)

    США: мы самая прогрессивная страна в мире, у нас Супермен будет черным! СССР: подержи мой лимонад, у нас Буратино - жена Образцова!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments

  • Учимся партизанить в гражданской войне

    Чтобы спать спокойно, берите заложников из местных жителей побогаче. Да, сто лет назад взятие заложников было делом не только обычным, но и…

  • СССР, который мы потеряли

    -Скажите, это склад? Тот самый? - Да. - Слава богу. Я пока к вам попал. Ни вывески, ничего. Мне сказали, что здесь все есть. Я не верю, конечно.…

  • "Золотой ключик" (1939)

    США: мы самая прогрессивная страна в мире, у нас Супермен будет черным! СССР: подержи мой лимонад, у нас Буратино - жена Образцова!…