Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

Categories:

Владимир Литтауэр, «Русские гусары».

«В Москве, когда я был корнетом, мое жалованье составляло 110 рублей. Жизнь в России была дешевой. Однако пара самых лучших сапог стоила сорок пять рублей, доломан свыше ста рублей, бутылка французского шампанского в ночном клубе двенадцать рублей. Таким образом, на мое месячное жалованье можно было купить девять бутылок Cordon Bleu в «Яре».

Интересные мемуары. Доводилось мне читать убежденных нацистов, фашистов тоже, но мало когда я такую личную неприязнь испытывал. Почему?
Кавалерия (сумские гусары), десятилетиями не воюющая, но хорошо живущая. Надо поддерживать честь полка – и офицеры накручивают в ресторанах счета на сотни рублей, а автор в поезде пьет водку графином – гусар же. Несмотря на то, что будущих офицеров на выездке избивают хлыстом, учиться «всему тому, что имело отношение к современной войне» они не хотят, в чем учителя способствуют:
«Предполагалось, что дважды в месяц молодые офицеры под руководством полковника Рота проводят занятия по тактике. Никто не был особенно заинтересован в этих занятиях: придет время, считали мы, и мы пойдем в атаку и, если будет надо, умрем, покрыв себя славой. Поэтому эти так называемые занятия заключались в том, что мы рассаживались вокруг стола в офицерском собрании, пили шампанское и слушали истории Рота.
Только свернутые в рулон карты, лежавшие на краю стола, указывали на то, что мы собрались не просто так, а для проведения занятий. Однажды к нам в комнату вбежал запыхавший солдат и сообщил:
– Командир корпуса выходит из экипажа.
Мы молниеносно очистили стол от стаканов и бутылок, и когда командующий вошел в комнату, то увидел абсолютно чистый стол, на котором Рот успел уже развернуть одну из карт».

С 1908 года кавалерию учат подрывному делу, телеграфу, телефону, радио… А толку?
Кадры солдат:
«Если в артиллерию и инженерные войска призывали молодых людей из промышленных районов, которые имели некий опыт общения с техникой, то в кавалерии среди новобранцев преобладали крестьяне, умевшие обращаться с лошадьми. Многие из них впервые увидели железную дорогу, когда их везли к нам полк. Поскольку две трети из них были неграмотны и не умели читать карту, то они не представляли, где находится их дом. Если такому новобранцу задавали вопрос, откуда он приехал, то, почесав голову, он неуверенно отвечал:
– Мы? Ну, мы... издалека».

Будущие глаза и уши армии, между прочим.
Показуха цветет и пахнет.
Помимо официальной дедовщины корнетов и юнкеров – прорываются «иногда жестокие и оскорбительные формы издевательства».
Зато подборка лошадей (400-450 рублей при стоимости на заводах в три рубля) в масть.
Парадный мундир, доломаны, кивера, эполеты…
«В соответствии с приказом командующего Московским военным округом офицеры могли постоянно посещать только дюжину московских ресторанов, среди которых были «Яр», «Стрельна», «Максим» и «Прага». Этот приказ в какой-то мере был продиктован враждебным отношением к офицерам со стороны либеральной части населения, резко возросшим после подавления революции 1905 года. То тут, то там в публичных местах происходили неприятные инциденты, в ходе которых офицерам, чтобы защитить свою честь, приходилось браться за оружие. Иногда сами офицеры провоцировали гражданское население. К примеру, в Санкт-Петербурге бывший офицер моего полка убил в ресторане штатского за то, что тот отказался встать во время исполнения государственного гимна. В результате в ресторанах было запрещено исполнять гимн».
Я-то думал, Куприн перегибал…
Начинается война. В то время, когда гренадер Попов бегает в атаку в одиночку, Веверн по десять часов не снимает в бою противогаз, Герасимов снайперит, Свечин и Гильчевский собирают из всякого дерьма полк и дивизию соответственно, и ведут в огонь… «Я и мои солдаты в состоянии невменяемости доскакали до леса, где на какое-то время потеряли друг друга». Потом связист, потом Двина. Делать нечего. Зато дважды в год – в Питер. Нет, автор воевал, но… Странное ощущение.
Самое мерзкое, что государь император до войны контактировал преимущественно с любимыми частями (и прочим окружением). И видел, что все преотлично. Так до Февраля и…
А потом удивлялись, как это не было средств на пулеметы, броневики и обучение штурмовых групп. Если такую кавалерию начали спешивать только в феврале 17-го. Отдельный привет альтернативщикам. :)
Начинается гражданская. Автор перемещается… Питер-Киев-Одесса.
«Территория между занятым белыми армиями югом России и Сибирью находилась в руках Красной армии, поэтому мы были вынуждены отправиться во Владивосток морским путем, через Константинополь, Порт-Саид, Цейлон, Шанхай и Японию».
Мне даже как-то нечего добавить.

И еще печально, что очень многое похоже на позднесоветскую армию. На бумаге есть кого учить, есть чему, на практике – та же дедовщина, показуха и наплевательство, конспектирование классиков на столе. И причины те же – войны нет (и, как все знают, не будет), деньги есть, престиж армии поддерживать надо.
Царя-батюшку свергают, полк поддерживает порядок три дня, потом солдаты признают новый режим. «Вскоре после большевистской революции полк отошел в тыл, на Волгу». Ничего не напоминает?

Ссылка
Tags: История, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 135 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →