Ecoross (ecoross1) wrote,
Ecoross
ecoross1

Category:

Немецкие шпионы: Мясоедов, Ленин и Игнатьев.

По совету уважаемого dr_guillotin приобрел и прочитал Тарсаидзе, «Четыре мифа о первой мировой». Подробности «шпионства» полковника Мясоедова и военного министра Сухомлинова там раскрыты блестяще. Но вот что интересно (уже по книге «Военная разведка России» Алексеева) – их истории были только началом.
Первая серия.
17 декабря 1914 года в Петроград из Швеции приезжает подпоручик 23-го Низовского полка Я. Колаковский. За несколько месяцев до того он попал в плен, предложил немцам свои услуги как шпион и, перебравшись в Россию, явился с повинной. На первом допросе Колаковский показал, что ему было поручено 1) взорвать мост через Вислу у Варшавы (награда – 200 тыс. рублей); 2) убить Верховного Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича (1 млн. рублей); 3) переговорить с комендантом крепости Новогеоргиевск о сдаче ее за 1 млн. рублей.
И только на третьем допросе 24 декабря (т. е. через неделю) Колаковский вспоминает, что «советовал мне обратиться в Петрограде к отставному жандармскому полковнику Мясоедову, у которого я мог узнать много ценных для немцев сведений». На четвертом допросе 8 января 1915 года Колаковский показал: «В России мне был указан только полковник Мясоедов, но роль его в деле шпионажа мне никто не рассказал». Уже через день, в изложении допрашивавшего его офицера, Колаковский заявил: «Особо германцами было подчеркнуто, что германский Генеральный штаб уже более 5 лет пользуется шпионскими услугами бывшего жандармского полковника и адъютанта военного министра Мясоедова». А в феврале 1915 года Колаковский рассказывает, что Мясоедов работал на немцев еще будучи жандармом, т. е. до апреля 1907 года (часть 2, стр. 218).
Мясоедов отнюдь не был ангелом. В частности, он принимал деятельное участие в скандальном бракоразводном процессе Сухомлинова (тот влюбился в замужнюю женщину в разы моложе себя, а для развода требовались доказательства измены супруга) и позднее угрожал покровителю шантажом. Но при этом именно шпионом он не был (подробнее описано у Тарсаидзе). Просто через Мясоедова оказалось удобным свалить Сухомлинова – «козла отпущения» за все неудачи первого периода войны. А «валил» их глава Октябристской партии Гучков. И таки свалил – Мясоедова стремительно повесят уже 18 марта 1915 года, а позже и Сухомлинова посадят в крепость.
Вторая серия.
После Февральской революции все контрразведывательные органы русской армии как на фронте, так и в тылу расформировываются. Но уже через несколько дней контрразведка создается заново, ее возглавляют совершенно посторонние люди, никогда в ней не служившие. В частности, начальником контрразведки становится Никитин, помощник старшего адъютанта Отдела генерал-квартирмейстера штаба 7-ой армии. По его мемуарам, «25 апреля 1917 года прапорщик 16-го Сибирского полка Ермоленко был выпущен из плена немцами в тыл 6-й армии. Пойманный, приведенный в штаб, он стал рассказывать, что послан для пропаганды сепаратного мира, что содержание будет получать от украинца Скоропись-Иолтуховского, который направлен к нам немцами, как и Ленин, для работы по разрушению России; а в отношении Правительства оба получили задание в первую очередь удалить министров Милюкова и Гучкова» (часть 2, стр. 201).
1 июля Никитин «приказал отменить производство всех 913 дел по шпионажу, больших и малых, находящихся в разработке контрразведки и не имеющих прямого отношения к большевикам, дабы усилить работу против большевиков». Большевиками занимаются «21 юрист и 180 агентов и прочих служащих». В тот же день был составлен список «двадцати восьми Бакинских комиссаров большевистских главарей, начиная с Ленина», и Никитин подписал именем Главнокомандующего (имел право) ордера на их арест.
3 июля в Петербурге после требования Центральной рады о предоставлении Украине автономии и провала наступления на фронте происходит антиправительственная демонстрация, в которой приняли участие около 500 тыс. человек. Большевики выдвинут лозунг «Вся власть Советам!», демонстрация будет разогнана, свыше 700 человек убито и ранено.
4 июля министр юстиции Переверзев через начальника штаб округа Балабина спрашивает Никитина, не будет ли тот возражать против немедленной публикации. «При этом разоблачения были бы подписаны не тобой, т. к. твое имя не вызовет доверия масс, а Г. Алексинским [бывшим членом 2-1 Государственной думы от рабочих Петрограда] и старым шлиссельбуржцем Панкратовым [эсером, отсидевшим там 14 лет]. Теперь спрошу от себя, как ты думаешь, не создаст ли нам, наконец, это опубликование благоприятную обстановку для ареста большевиков?»
Никитин ответил, что совершенно согласен. В тот же день он был вызван в Правительство, где получил приказ приступить к арестам. «Я: это уже сделано».
5 июля в утреннем выпуске газеты «Живое слово» вышла статья «Ленин, Ганецкий и К. – шпионы!» (часть 2, стр. 203). С арестом Ленина и многих других большевиков не вышло. Тема «немецкого золота» будет раскрыта Соболевым.
Третья серия.
23 октября 1917 года начальник секретной службы Италии
полковник Бранкаччо пишет начальнику Второго бюро подполковнику Губэ:
Очевидно, что во Франции и Италии действует широкая русская царистская организация, имеющая ответвления в нейтральных странах,
целью которой является:
-восстановить в России монархический режим с помощью Германии;
- с этой целью поощрять действия Германии, способствуя победе наших противников.
Русская организация якобы базируется на нескольких самых важных лицах, которые ее возглавляют: на полковнике Павле Игнатьеве, герцогине Анастасии Мекленбургской, лейтенанте Перникове» (часть 1, стр. 351).
Павел Игнатьев к тому моменту возглавлял русское отделение Междусоюзнического бюро в Париже, занимаясь агентурной разведкой. Его старший брат - русский военный агент во Франции генерального штаба полковник Алексей Игнатьев, позднее напишет «50 лет в строю».
23 ноября 1924 года, газета «Вечернее время»: «Главным руководителем этой шайки, является граф Игнатьев, бывший до войны русским военным атташе во Франции. Полковник генерального штаба б. Императорской армии, гр. Игнатьев на службу к большевикам перешел сразу же после переворота и сделал уже блестящую карьеру».
Жизнь герцогини Мекленбургской «якобы делится между распутством и интригами».
Однако, немецкая разведка «простирает руки свои в дела человеческие» © М. В Ломоносов даже дальше, чем химия – тут и убийство великого князя жандармом, и организация революции, и восстановление монархии большевистскими слугами…
Особенно показательны признания беглых прапорщиков и подпоручиков.
Tags: История, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments